Заметки туриста

Для тех кто любит путешествовать

24 ноября
0Comments

Путешествие по Аляске. Поселок Шишмарев.

Жители маленького эскимосского поселка с русским названием Шишмарев первыми на Аляске ощутили катастрофические последствия глобального потепления.

Аляска
Я увидел, как волны по­глощают последние метры берега, подсту­пают прямо к моему дому, и меня охватила паника», — вспомина­ет Джо Браач, директор шишмаревской школы. Он никогда не за­будет день 18 октября 2002 го­да, когда буря накрыла поселок Шишмарев, где живет небольшая община эскимосов племени инупик. Поселок назван в честь рус­ского полярного исследователя Глеба Семеновича Шишмарева и находится на маленьком ост­ровке (5 километров в длину и 400 метров в ширину) у юго-за­падной оконечности Аляски.

Всего за несколько часов море «съело» кусок берега шириной почти 6 метров. Буря улеглась так же внезапно, как и налетела. Дом Джо Браача все же выстоял. Те­перь он нависает над водой. Джо перебрался на остров в 1987 году. Тогда построенный им дом отде­ляла от воды почти сотня метров дюн. Места было столько, что хоть в баскетбол играй… «Поско­рей бы увидеть припай», — взды­хает Джо.

На дворе конец ноября, а при­пай еще не образовался. Именно эти смерзшиеся с берегом и под­водным береговым склоном при­брежные льды защищают посе­лок от напора стихии. Жестокие осенние бури с каждым годом все сильнее и сильнее разрушают бе­реговую линию. «Режут как брит­вой», — говорят местные.

Аляска ШишмареваЗдесь во всем винят глобальное потеп­ление. За последние 40 лет ежегодная средняя температура воздуха на Аляске повысилась на 4—5°С, (во всем остальном мире — на 1°С).

В прежние годы лед сковывал прибрежные воды уже в середине октября. Теперь даже в начале декабря охотиться на тюленей эскимосы отправляются на лодках слишком тонкий ледяной покров не выдержит тяжести снегоходов.

Чтобы противостоять стихии, построили каменные дамбы. Их, как игрушки, разбило прибоем. Теперь жители Шишмарева стас­кивают на берег старые снегохо­ды и металлические балки — что­бы хоть как-то сдерживать удары волн. Все напрасно.

Стоя на берегу, Джим Найопук нарочито небрежно показывает на какую-то точку в воде. «Там когда-то стоял мой дом, в 30 ме­трах от нынешнего берега. В 2000 году его снесло бурей. Я по­терял все. С тех пор живу у мате­ри». Его другу Джонни Вейуанна повезло больше. В 1977 году по­сле одной из бурь муниципалитет решил перенести 18 домов, кото­рым грозила опасность. С материка, из поселка Ном на барже доставили краны. Дома подняли, поставили на огромные лыжи и перетащили в глубь острова, по­дальше от «прожорливых» волн. «Теперь мы живем далековато от центра поселка, — говорит Ро­берта, подруга Джонни. — Да и шума прибоя мне не хватает. Но у нас не было выбора».

В ИЮЛЕ 2002 ГОДА 88% ЖИТЕЛЕЙ ПРОГО­ЛОСОВАЛИ за перенос поселка. В течение 10-15 лет согласно графику, разработанному геологами, ме­теорологами и прочими экспер­тами, эскимосы должны поки­нуть Шишмарев. Но где они бу­дут жить?

Есть несколько вариантов ре­шения проблемы. Можно пере­везти всех скопом на континент -в поселки Ном или Коцебу (еще один «привет из России» на карте Аляски — в честь состоявшего на службе Российской империи мо­реплавателя Отто Евстафьевича Коцебу, 1788-1846). Обойдется не дешево — в 140 млн долларов, но этот вариант поддерживают власти штата Аляска и федераль­ные финансовые ведомства. Другой сценарий предусматривает перенос поселка через лагуну на 20 км к югу, на более высокое ме­сто — Тин-Крик. В этом случае по­селок придется целиком отстраи­вать заново. Этот проект еще до­роже — 170 млн долларов. «Госу­дарство никогда не платит лишнего. А мы совсем не хотим на Большую землю. Значит, при­дется самим искать деньги. Если не удастся, мы исчезнем», — с горе­чью говорит еще один шишмаревец Джонатан Вейуанна.

Сегодня с восхода солнца он охотится на тюленей, которые плавают в проливах, отделяющих остров от материка. Джонатан по­казывает на возвышенность — это и есть Тин-Крик. «Там я смогу жить так, как жил всегда: буду охо­титься и ловить рыбу. То, что вы видите вокруг, — это наша родина. Море, изумрудные луга, лагуна, реки, которые в нее впадают… Тин-Крик — часть этого мира».

Как и большинство шишма-ревцев, Джонатан неплохо зара­батывает охотой и рыбной ловлей. Его жена Барбара занимает­ся выделкой тюленьих шкур. Ле­том вся община собирает назиму морошку: ее консервиру­ют по-эскимосски — в тюленьем жире. Но времена меняются, и дети эскимосов уже предпочита­ют морошку «по-американски» — со взбитыми сливками.

Джонатан, как и остальные, в основном живет тем, что сам до­бывает. «Нам говорят: в Номе и Коцебу вы сможете охотиться. Это неправда. Общины эскимо­сов живут на таком большом рас­стоянии друг от друга, потому что необходимо как-то делить между собой охотничьи угодья. Иначе на всех тюленей не хватит. К тому же наши предки неслучайно поселились здесь: лагуна Шишмарева — прекрасное место для охоты. Зачем же покидать его?»

Клиффорд Вейуанна, человек с лицом, выдубленным ледяными ветрами Аляски, в поселке поль­зуется всеобщим уважением. В свои 62 года он считается здесь старшим. Клиффорд говорит: «Все жители Шишмарева родст­венники. Если нас расселить, то порвутся связи между людьми и община просто погибнет».

Оленевод и охотник Клиффорд немало повидал на своем веку. «Мы всегда делимся охотничьи­ми трофеями со стариками и с те­ми, кто нуждается. Трудимся вме­сте на благо всей общины. Имен­но это и дает нам силы».

Многие жители Шишмарева уже лишились крова. Каждую осень, когда на­чинаются штор­ма, бездомных становится все больше. В Чукотском море обитает великое множество тюленей. За их шкуры эскимосы выручаю большие деньги.

А в местной школе главный в поселке резчик по кости Джон склонился над фигуркой, которую один старшеклассник сделал из моржового бивня. Резьба по кос­ти не входит в обязательную школьную программу, но дети обожают эти занятия.

«Они с большим воодушевле­нием осваивают искусство своих предков. Маленькие, а уже пони­мают: наша община уникальна, и нужно бережно хранить ее древ­ние традиции».

Четыре года назад эскимосы основали Ассоциацию по пересе­лению Шишмарева. Ее девиз — «Один народ, один голос». Глав­ная задача — привлечь внимание общественности, американской прессы и даже Конгресса США. Глава ассоциации Люси Энинго — вук уже выступала в Вашингтоне в прошлом году: «Я объясняла конгрессменам, что исследова­ния, которые провели государст­венные ведомства, не учитывают социальных и гуманитарных ас­пектов переселения нашей общи­ны в Ном и Коцебу!»

«Люди навсегда потеряют са­мобытную культуру, сопьются и превратятся в отбросы общества. Придется в срочном порядке рас­ширять тюрьму в Номе!» — мрач­но шутит Тони Вейуанна, один из лидеров ассоциации.

Зимой только самолёт связывает поселок в внешним миром. Но посадочную полосу приходится постепенно укорачивать, места для неё всё меньше.

Между прочим, в Шишмареве больше сотни людей живут не охотой, а на зарплату — ее платят в муниципальных службах, двух продуктовых магазинах и крошечной авиакомпании «Беринг Эйр». Когда лед сковывает воды лагуны, Шишмарев отрезан от внешнего мира, и до поселка Ном на материке можно добраться только самолетом.

Фрэнк, 55-летний авиадиспет­чер, в ужасе от перспективы пе­реселения: «В Номе и Коцебуя не смогу найти работу. И все мои родственники тоже. Безработица погубит нас».

Есть и другая «северная» опас­ность: «На материке продается алкоголь, который у нас на остро­ве уже лет двадцать как запрещен, — объясняет Фрэнсис, жена Фрэнка. — Я туда жить никогда не поеду! Все наши женщины боят­ся, что алкоголизм погубит их му­жей, братьев и сыновей».

Многие в Шишмареве считают, что об­щине следует своими силами начать переселение на Тин-Крик. Для начала перевезти туда несколько домов и поставить власти перед фактом. «Если нас все же заставят уехать, уйдем в наш летний чум рядом с Тин-Криком. Мы не по­кинем остров. Здесь наши кор­ни», — эти слова звучат часто.

А как решить проблему с деревенским кладбищем? Перено­сить его на новое место или нет?; Мнения на этот счет разделились. Клиффорд Вейуанна, например, поклялся матери никогда не трогать ее могилу. «Пусть однаж­ды море заберет мои останки», - рассказала сыну старая эскимоска.

Потепление на Аляске угрожа­ет и другим общинам. Жите­ли Шишмарева просто первыми столкнулись с этой проблемой. Правда, сами они считают, что это не такая уж большая честь.

 
No comments

Place your comment

Please fill your data and comment below.
Name
Email
Website
Your comment


4 + два =