Заметки туриста

Для тех кто любит путешествовать

27 сентября
0Comments

Путешествие по Канаде с востока на запад

В аэропорту Монреаля чиновник, сравнив мою физиономию с фотографией в паспорте, осведомляется о цели визита. Услышав, что я хочу пересечь страну с востока на запад за две недели, он неодобрительно качает головой. А известно ли мне, что если наложить контур Канады на карту Европы, он покроет ее целиком, от побережья Ирландии до Каспийского моря? Что в Канаде целых шесть часовых поясов — когда на западе в Ванкувере просыпаются, на востоке в Ньюфаундленде уже пообедали! Не лучше ли провести все эти две недели в провинции Квебек?
В Канаде говорят: если тебе 18, лучше всего жить в Монреале, если 30 — в Ванкувере, если 40 -Торонто, а как стукнет 50 — отправляйся на покой в Викторию.  Я собираюсь насладиться всеми радостями жизни в Монреале, самом большом городе франкоязычной Канады. А с часовыми поясами как-нибудь разберусь. Ведь мой маршрут с Востока на Запад подробно расписан. Я переставляю часы, чтобы с этой минуты жить по восточному поясному времени, и еду в город на реке Святого Лаврентия.

часовня Сен-Жозеф
Монреаль вырос вокруг крутого холма, от которого и произошло его название — «Мон-Руаяль», «Королевская гора». На этой возвышенности стоит часовня Сен-Жозеф, и первое, что я должен сделать по приезде в город, — посетить ее. Это самая большая часовня в мире — место паломничества католиков. Каждый просто обязан отметиться здесь, верующий он или неверующий, паралитик или розовощекий здоровяк.
По пути к крипте проходишь через особое помещение, стены его увешаны костылями — их владельцы, вероятно, были убеждены, что после посещения святого места костыли им больше не понадобятся. Многие, наверное, восклицали: «Свершилось чудо! Я снова могу кататься на эскалаторе!» Ведь снизу к часовне ведут аж четыре самодвижущиеся лестницы.
Не меньшее чудо — панорама Монреаля и реки Святого Лаврентия, которая открывает сверху. Такое ощущение, что город сплошь состоит из офисных зданий и жмущихся к ним церквей. Начинаешь думать, а не завершить ли на этом осмотр? Красивее, чем здесь, уже не будет. Но, спустившись вниз, понимаешь: недостаток архитектурного разнообразия в Монреале с лихвой восполняется пестротой его населения — экзотической смесью рас и народов, сплавом самых разных культур.
Хотя на дворе ещё май, погода вполне летняя. Просто жар кидает, когда представишь, чего стоило горстке местных торговцев мехами — бывшим французам и шотландцам — пройти в 1779 году от Монреаля до самого Тихого океана — где на лодках, где на собаках,  а где и пешком…  А в следующем столетии по открытому ими западному пути проложили железную дорогу, и к Тихому океану заспешили товарные и пассажирские поезда.

Если желаете поподробнее узнать о трудах и днях первых канадских поселенцев, очень рекомендую Музей Маккорда, лучший исторический музей Канады. Заодно там начинаешь понимать, какую героическую борьбу со снегом вели канадцы каждую зиму. Две допотопные лопаты наглядно свидетельствуют о том, что эта борьба была неравной. Природа всегда вооружалась лучше.                   ^

В музее вам не без гордости расскажут о самых больших градинах, выпавших на эту землю. О том, когда был самый интенсивный снегопад и самый жуткий ливень.

Тебя перестает бросать то в жар, то в холод, когда с центральной улицы Святой Катерины спускаешься в «Подземный город» — гигантский лабиринт переходов и площадей с тысячью магазинов и ресторанов. В этом подземелье светло как днем. Канада — величайший производитель гидроэлектроэнергии, и электричество здесь расходуют на полную катушку. Свет в глазах канадца меркнет лишь тогда, когда в полную темноту погружаются целые мегаполисы — так, например, было при самой большой в США и Канаде аварии в августе 2003 года. Особо мрачным оказался тот день для жителей Торонто и Оттавы.
Город Монктон — самая восточная точка моего путешествия. У побережья Атлантического океана, в заливе Фанди, дважды в день случаются прилив и отлив. Но какие! Вода поднимается и опускается на 15-18 метров.

Природа возвела в заповеднике у мыса Хоуп-велл причудливые скалы. Во время отлива можно прогуляться у подножья странных каменных изваяний, напоминающих не то рюмки, не то вазы… Здесь их именуют «цветочными горшками». На верхушках скал, столь искусно обтесанных морем, притулились сосенки, кривые березки и кустики. С началом прилива от «цветочных горшков» остаются только эти покрытые растительностью верхушки. Поэтому пока ты наслаждаешься прогулкой, здоровенные смотрители заповедника бдительно следят за тем, чтобы земля внезапно не ушла у тебя из под ног, если море нагрянет сюда раньше положенного времени.
К югу от мыса Хоупвелл начинается Национальный парк Фанди, где путешественника пугают щитом с надписью «Осторожно, лось!». Для страха есть веские основания. Встречи с лосями на дорогах происходят часто и не сулят людям ничего хорошего. Бывают даже смертельные случаи.
Гораздо реже на лося можно наткнуться в воде. Хотя сохатый между прочим неплохой пловец. Ему не составит труда совершить сверхдальний заплыв: известны случаи, когда животные преодолевали по 30 километров, не имея твердой почвы под копытами.
Я веду себя предельно осторожно, но лось так и не показывается. Тогда я решаю поближе познакомиться с другим представителем канадской фауны — омаром. В портовом районе Альма мне подают его с изысканным гарниром под названием fiddleheads. Это такой папоротник. Вообще-то он ядовитый, но его ростки очень даже вкусны. За окном ресторана зависают в воздухе колибри и потягивают клювиками сироп из развешанных всюду поилок, а я тем временем высасываю нежнейшее мясо из клешней омара.

Сразу за Альмой Национальный парк Фанди продолжается: густые леса, небольшие озера, водопады и — глядите-ка! — два лося. Они кажутся истощенными, кожа да кости, зимний мех висит клочьями. Но посмотришь, как усердно они едят, и сразу как-то успокаиваешься. Лоси производят впечатление совершенной невозмутимости, им чужда какая-либо суета. Каждому жителю большого города обязательно нужно завести собственного лося и как следует расслабляться, пережевывая с ним на пару жвачку.
Захочется им подсластить блинчик, так они врезают краник в ствол клена, подвешивают ведерко — и вот уже сироп течет ручьем. По крайней мере, так обстоит дело в провинции Квебек. Кленовый сок, правда, течет медленно, и его нужно еще долго уваривать, но дело не в этом. Можно сколько угодно приворачивать к нашим кленам смесители и прочую сантехнику, ничего путного не выйдет. Настоящий кленовый сироп получается из сока только тех деревьев, которые подвергаются воздействию экстремальных перепадов температур. Канада — страна, ни в чем не знающая меры. Стоишь перед Ниагарским водопадом в провинции Онтарио, и спрашиваешь себя, как некогда Авраам Линкольн: «Откуда берется столько воды?» Ответ: по большей части из озера Эри. Там она ждет момента, когда можно будет свалиться в Онтарио, разделившись на два потока — канадский и американский. Ниагарский водопад хоть и не самый высокий в мире, зато самый известный. С тех пор как в 1678 году он поразил воображение первого европейца, кое-что изменилось. Теперь / миллионами тонн падающей воды любуются с огороженной смотровой площадки, а ночью струи эффектно подсвечивают.
Место многолюдное, а чувствуешь себя как на необитаемом острове. Это все из-за «ниагары».

Индейское название реки означает «большой шум» — здесь не слышны ни мобильные телефоны, ни восклицания умиленных туристов «Какая красота!». Покидаешь этот аттракцион вымокший, но умиротворенный. Лечебный эффект от созерцания Ниагарского водопада почти такой же, как от созерцания лосей.

Дальше на запад начинаются прерии. Они большей частью занимают центральную часть центральной Канады. Кроме подсолнечника и зерновых на этих землях выращивают горчицу. Знаете ли вы, что более половины европейской горчицы производится из канадских семян? Этот факт до сих пор еще по-настоящему не нашел отражения в рекламном бизнесе. Провинцию Саскачеван можно было бы объявить «Горчичной державой», а город Виннипег в Манитобе «Мировой столицей горчицы»…

Но канадцы не зазывают к себе слоганом «Мы все сдабриваем своей горчицей!». Их слоган звучит так: «Познайте нашу истинную природу!». Прежде чем отправиться выполнять этот завет в дикие Скалистые горы, отделяющие западное побережье от остальной части страны, я намереваюсь заехать в Эдмонтон. Здесь находится самый большой в мире молл — торговый комплекс. Это целое государство в государстве, и бал здесь правит потребительский террор. Атмосфера «полной продажности» идеально контрастирует с таким возвышенным (во всех смыслах) и свободным от магазинов местом, как Скалистые горы.
К ним я сознательно выбрал длинную дорогу. Хочу посмотреть, как вершины встают из-за горизонта. Поначалу похожие на скопление маленьких треугольников, они растут медленно, становятся все выше, все величественнее…
Проходит не один час, прежде чем я оказываюсь в самом сердце горной дикой местности — Национальном парке Джаспер. Перед моими глазами — целая коллекция изумительных видов: изрезанные ущельями и заросшие дикими цветами луга, водопады и голубые лужицы небольших озер… Вскоре я перестаю фотографировать все подряд. Что потом делать дома с двумя коробками слайдов с надписью «Горные вершины в Канаде»? И я решаю заняться выслеживанием медведя.
Все посетители Национального парка Джаспер выслеживают их. Поначалу всякие там лоси, олени, косули и горные козы еще вызывают детский восторг, но через пять часов к ним утрачиваешь всякий интерес и думаешь только об одном: «Ну где же, черт возьми, медведь!».
Тут уж кому как повезет. Несмотря на то, что медведей здесь много и они под охраной, на всех посетителей парка косолапых все равно не хватает. Но мне таки повезло! На парковке прямо передо мной дорогу переходит медведица с двумя медвежатами. Я застываю разинув рот, а потом в течение минуты лихорадочно жму на кнопку фотоаппарата. Но, увы, успеваю заснять только лес, в который они ушли.
Канада
Служащий проката проявляет явный интерес к моей персоне: «Журналист значит? Пишете статью о Канаде? А лосося ловить ездили? Нет? Да что вы можете знать о нашей стране, пока не выловили рыбину килограммов под сорок! И всего за полчаса между прочим. Крышу сносит! Если вы этого не испытали, забудьте все и поезжайте домой!»  Вернуться домой? В Оберурсель?! Ну нет, еще не время. У меня еще есть билет на поезд, который следует в Ванкувер через Национальный парк Банф. Рекламный плакат обещает «самое живописное в мире путешествие по железной дороге».
Мое место у окна с левой стороны по ходу поезда. А все медведи, как назло, появляются с пра вой. Но и мне достается уйма захватывающих зрелищ: каньоны, змеевидные туннели, бурные горные потоки и мосты такой конструкции, что, кажется, они вот-вот упадут. Все, как обещал некогда президент Канадской Тихоокеанской железной дороги: «Если пейзаж не идет к туристу, мы привезем туриста к пейзажу». Так поезд Rocky Mountaineer — безупречное воплощение этой идеи.
Как приятно наблюдать за окном косуль, оленей и коз, занятых поиском пропитания, когда тебе самому еду подносит заботливый персонал. Кажется, этот маршрут был придуман с единственной целью — во что бы то ни стало скормить пассажирам все загруженные в поезд припасы. При этом радио призывает нас громко делиться впечатлениями о каждом увиденном из окна животном, а в перерывах между животными проводники развлекают публику жуткими рассказами о нападениях на составы и страшных крушениях. К счастью, все это было давно и неправда.
У населенного пункта со странным названием Колмупса горы и леса уступают место ущельям, в которых клокочет и шипит река Фрейзер. Здесь наш поезд снижает скорость до сорока километров в час и следует по берегу реки, которая, как и мы, направляется в Ванкувер.
Вот и конечная станция. Я провожу несколько чудесных часов в ванкуверском парке Стэнли. Здесь его называют «большой кушеткой психоаналитика». Терапевтическое воздействие что надо! Кроме того достоин осмотра Антропологический музей с огромным собранием индейских тотемных столбов и talking sticks — «говорящих палок», богато украшенных ритуальных посохов индейцев племени хайда. Когда племя собиралось на совет, открывать рот разрешалось только тому, у кого была такая «говорящая палка». Жаль, что этот обычай не победил во всем мире.
Я отправилпя на экскурсиию, во время которой можно поглазеть на китов. С погодой нам сегодня повезло, самая что ни на есть «китовая», на место нас наведут с помощью спутниковой связи, так что мы подойдем к ним совсем близко.

Мы отчаливаем и долго плывем — чуть ли не до территориальных вод США. Вокруг целый зоопарк: белоголовые орланы, тюлени, морские выдры, и лишь киты заставляют себя ждать. Вдруг что-то трубит вдалеке, и Эрик врубает полный ход. Наконец в нескольких метрах от нашей лодки слышится тяжелое дыхание: три косатки, кита-убийцы плотоядно улыбаются, демонстрируя пасти, утыканные острыми зубами. Тут нас догоняет другая лодка, и оттуда несется душераздирающий женский вопль: «Вот они! Я хочу их потрогать!» Обескураженные косатки захлопывают пасти, ныряют и несутся прочь. Больше никаких китов мы не увидели, так как время экскурсии истекло, и нас доставили обратно в Викторию.
Виктория — это степенные англосаксы, чаепития в пять часов вечера, здание парламента и красные двухэтажные омнибусы. В некоторых отношениях столица Британской Колумбии — больше Британия, чем все Соединенное Королевство.
Из Виктории в Ванкувер я возвращаюсь на типично канадском средстве передвижения — гидросамолете. Итак, мое большое путешествие окончено. За две недели я пересек вторую по величине страну мира — от Атлантического океана до Тихого. Встретил много симпатичных, готовых прийти на помощь людей. И, кажется, понял, почему Канада никогда в своей истории не начинала больших войн, почему канадцы посылают своих парней в составе «голубых касок» ООН во все горячие точки планеты и почему их молчаливый уговор не допускать в страну фанатиков и расистов работает здесь как нельзя лучше.
Я не увидел и тысячной доли того, что можно увидеть в этой огромной стране, но и то немногое, что увидел, восхитило меня.
По дороге в аэропорт водитель такси, индеец, говорит, что Ванкувер -лучший город в Канаде. И я немедленно соглашаюсь. Хотя мне, человеку, так и не поймавшему лосося килограммов под сорок, лучше бы, вообще-то, помалкивать в тряпочку.

 
No comments

Place your comment

Please fill your data and comment below.
Name
Email
Website
Your comment


шесть × 6 =